Поиск
  • Герман Зубов

«Криминалистическое опознание»

Пост обновлен 23 июля 2019 г.



Каким образом опознание, или т.н. «идентификация по мысленному образу», согласуется, например, с определением, данным Р.С. Белкиным: «Идентификация криминалистическая - процесс установления тождества объекта или личности по совокупности общих и частных признаков», или А.Р. Белкиным: «Процесс идентификации протекает как процесс последовательного сужения рассматриваемой группы объектов вплоть до индивидуального отождествления. При этом используются различные классификационные группы, такие как тип, модель, марка и т.п., пока в процессе все большего сужения группы не будет выявлена индивидуальная совокупность признаков - ИДЕНТИФИКАЦИОННЫЙ КОМПЛЕКС, КОТОРЫЙ ПРИСУЩ ТОЛЬКО ДАННОМУ ОБЪЕКТУ, ОТЛИЧАЯ ЕГО ОТ ВСЕХ ПОДОБНЫХ»?


Ни один опознающий на практике не назовет признаки, образующие «идентификационный комплекс, который присущ только данному объекту».

Проводящий опознание следователь или даже специалист не способны дать оценку достоверности или объективности результатов такой идентификации, а также тем условиям, которые могли отразиться на адекватности восприятия опознающего и формировании у него мысленного образа опознаваемого.


Например, при подготовке статьи «Опознание по голосу и речи: тактика проведения, оценка результатов» (Уголовный процесс 5/2018) мы выделили 10 основных факторов, влияющих на достоверность опознания по устной речи.

• Продолжительность речевых сообщений, по которым производится опознание.

• Сопоставимость вида и стилей звучащей речи.

• Качество речевых сигналов (если голос преступника звучал в телефоне).

• Сопоставимость технических характеристик речевых сигналов (если опознающий слышал неизвестного диктора, например, по телефону, а опознает по «живой» речи).

• Сопоставимость эмоционального состояния опознаваемого и опознающего.

• Сопоставимость акустических условий прослушивания звучащей речи.

• Ограниченность «задержки идентификации», или интервала времени между моментом, когда опознающий слышал неизвестного диктора, и процедурой опознания.

• Сопоставимость акцентов или диалектов звучащей речи (признаки акцента зачастую принимаются за индивидуализирующие, присущие конкретному человеку).

• Способность самого опознающего к адекватному восприятию особенностей голоса и речи опознаваемого.

• Количество дикторов, участвующих в опознании, а также порядок их предъявления для опознания.


Кто и когда учитывал вышеперечисленные факторы при проведении опознания?


Очевидно, что определение «криминалистический» неприменимо к процессам или процедурам заведомо необъективным и неконтролируемым.

Из этого не следует, что опознание нельзя применять на практике. Должен измениться подход к оценке полученных таким образом доказательств. Иначе, будем иметь следующее*:

• Жертва опознает преступника по форме кисти руки, которой он удерживал пистолет.

• Жертва опознает преступника по короткой фразе, сказанной «прокуренным голосом» во время налета 10 лет назад.

• Три(!) жертвы опознают преступника, который оказывается на голову ниже своего изображения в кадре камеры видеонаблюдения и на 6 размеров больше в талии.

Справедливости ради следует отметить, что перед началом процедуры опознания (последняя в перечне) следователь объяснил жертвам, что если они не опознают мошенницу, то денег им своих не видать.


Не исключено, что придется пересмотреть и содержание понятия «криминалистическая идентификация» по мере внедрения в экспертную практику и криминалистические учёты методов идентификации, основанных на использовании нейронных сетей.


* Реальные случаи из нашей практики, когда результаты опознания были положены в основу обвинения.


#КриминалистическоеОпознание

#ОпознаниепоГолосу

Просмотров: 3